Историческая справка

  Красноармейский район, на чьей территории расположен национальный парк, в его современных административных границах - территория традиционного проживания и хозяйственной деятельности одной из восьми территориальных групп удэгейского этноса – иманских удэгейцев. Вместе с удэгейцами здесь издавна жили также уссурийские нанайцы.

  К середине XIX в., когда Уссурийский край окончательно вошел в состав Российского государства, иманские удэгейцы занимали обширную территорию в бассейне среднего и верхнего течения Б.Уссурки и ее притоков. В нижнем течение реки Б. Уссурки и в бассейне р. Малиновки концентрировались преимущественно нанайцы. Перепись 1897г. зафиксировала местное коренное население на территории района более, чем в 25 поселениях и стойбищах.      Всего здесь насчитывалось 434 удэгейца и 145 нанайцев. Иманская территориальная группа удэгейцев состояла из представителей разных родов. Каждая семья занимала определенную территорию, но собственность на землю отсутствовала. Пользоваться территорией другие рода могли только с разрешения хозяев. Основой хозяйственной деятельности иманских удэгейцев были охота, рыболовство, собирательство. Под влиянием манчжуро-китайской колонизации на территории Приморья в XIX в. стало постепенно распространяться земледелие, добыча женьшеня, пантов. Происходила заметная ассимиляция аборигенов манчжуро-китайскими отходниками. В результате численность иманских удэгейцев к началу 20-х годов XX в. заметно сократилась. Сказались также миграционные процессы, последствия гражданской войны, общее ухудшение условий жизни.

  К началу 20-го века иманская территориальная группа удэгейцев состояла в основном из 13 поселений - стойбищ, в которых они жили постоянно. Это Вахумбэ, Има-Доони, Картун, Мяолин, Паравози, Сидатун, Санчихеза, Ховенгоу, Лаулю, Дальний Кут, Туда-Ваку, Пайти, Сита. Кроме них имелось много временных поселений, в которых аборигены проводили от нескольких недель до нескольких месяцев.

  В 1927г. в рамках национально - территориального районирования, проводимого в те годы в стране, в Приморье было образовано два национальных района - Самаргинский и Хоро-Бикино-Иманский, которые вскоре были объединены в единый Сихотэ-Алиньский национальный район. Площадь его составляла около 80 тыс. кв. км, население - около 2 тыс. удэгейцев, нанайцев, орочей. Иманские удэгейцы входили в состав Санчихезского Совета этого района. В 1933г. Сихотэ-Алиньский район был ликвидирован и иманские удэгейцы вошли в состав Иманского административного района. При выделении в 1938г. Приморья в самостоятельный край по новому административному делению был образован Красноармейский район, в составе которого и оказались аборигены Имана.

 В начале 30-х годов среди иманских удэгейцев началась коллективизация. Постепенно все удэгейское население было сконцентрировано в с. Санчихезе (Островное), где и был образован колхоз "Удэгеец". Основным направлением хозяйственной деятельности созданной артели была охота. За хозяйством в верховьях Б. Уссурки (Имана) были закреплены охотничьи угодья площадью 233 тыс. га. С 1937г. кроме охоты удэгейцы стали заниматься и сельскохозяйственным производством, в связи с чем, артель перешла на устав сельскохозяйственного колхоза и получила новое название - "Красный удэгеец". Это был чисто национальный колхоз, в нем не было ни одного русского хозяйства.

  С конца 30-х годов сельское хозяйство стало основной отраслью в колхозе. Удэгейцы выращивали овощи, пшеницу, сою, имелись стадо крупного рогатого скота, свиноферма, пасека. Зимой основным занятием оставалась охота. Это была небольшая, но вполне жизнеспособная артель. Удэгейцы чувствовали себя в ней хозяевами, вели артельные дела как подсказывал им трезвый расчет, в соответствии со своими национальными традициями, в долгу у государства не были.

  В 50-е годы, когда в стране началось укрупнение колхозов, удэгейская артель была объединена с соседним русским хозяйством "Красный Октябрь" (с. Дерсу). С этого времени в жизни аборигенов этого района возникли серьезные проблемы. Прежде всего, обострились взаимоотношения жителей двух сел. Удэгейцы стали покидать колхоз, разъезжаться по другим селам и районам. Объединенный колхоз вынужденно был вновь разделен и удэгейцы сразу же стали возвращаться в Островное. Новое хозяйство под именем "Колхоз им. Арсеньева" просуществовало не долго.   В середине 60-х годов началась очередная реорганизация. В связи с образованием государственных и кооперативных промысловых хозяйств, потребовалось расширить их промысловые угодья и сделать это решили за счет колхозных земель. Колхоз им. Арсеньева был ликвидирован, а на его базе образовано отделение Красноармейского коопзверпромхоза. Это не было равноценной заменой.

  При всей своей экономической слабости, колхоз давал удэгейцам то, чего напрочь лишил их промхоз - чувство хозяина, возможность самостоятельно решать многие житейские вопросы, принимать участие в управлении хозяйством, влиять на положение дел. С появлением коопзверпромхоза инициатива и самостоятельность людей стали исчезать на глазах. Жесткое штатное расписание поделило людей на "штатных" и "нештатных". Первые - штатные, профессиональные охотники, вторые - любители, годами ждущие, когда освободится место штатного. Артель же открывала равные возможности заниматься любимым делом, являлась важным фактором этнической консолидации, этнокультурного развития. У коопзверпромхоза эти функции изначально были сведены к нулю. ТОВАРНАЯ направленность определяла смысл его существования. Ему нужна была пушнина, а кто ее будет поставлять значения не имело. Началось постепенное вытеснение удэгейцев из охотничьего промысла, новых же рабочих мест в селе не создавалось. Коопзверпромхоз не уделял внимания социальному развитию Островного. Годами не ремонтировалось жилье, прекратилось новое строительство.

  С начала 70-х гг. Островное официально попало в список "неперспективных поселений", поскольку в связи с предполагаемым строительством Дальнереченского энергокомплекса его территория попадала под затопление.

  Началось буквальное выживание удэгейцев из села. Люди не хотели покидать родные места и администрация избрала своеобразную тактику: закрыли клуб, потом медпункт, школу - интернат, отключили электроснабжение и т.п. Все это в конце концов заставило удэгейцев покинуть село. Люди разъехались по селам района, выехали за его пределы. Иманская территориальная группа удэгейцев как этническая общность практически перестала существовать.Состояние коренного населения в 80 - 90-е годы. На 1 января 1993г. в Красноармейском районе проживало, по данным первичного учета сельских администраций, 128 человек из числа малочисленных народов, в т.ч. 122 удэгейца, 4 нанайца и 2 эвенка. В сравнении с данными переписи 1989 г. численность аборигенов увеличилась на 32 чел, в основном за счет миграции из других районов.

  Примерно треть всех аборигенов района была сосредоточена в с. Дальний Кут - 40 чел. Здесь они составляли около 8% от общей численности населения села.

  Остальные аборигены жили в других селах района, в т.ч. в Рощино и Тимоховом Ключе по 10 чел., в Мельничном - 13, в Новопокровке - 18, в Богуславце - 10, в Вострецово - 3 и т.п. Доля аборигенов в общей численности населения этих сел колеблется от 0.1 до 1%. Характерная особенность половозрастной структуры малочисленных народов района - существенное преобладание женщин (60%) и повышенная доля лиц старше трудоспособного возраста - 10%. Такой тип структуры характерен обычно для общностей с нарушенной системой воспроизводства, подверженных значительным ассимилятивным процессам.

  Сохраняя привязанность к промысловому труду (промыслом ежегодно занималось более 70% всех трудоспособных удэгейцев района), удэгейцы не имели возможности заниматься охотой профессионально. Все охотничьи участки в Красноармейском коопзверпромхозе были заняты русскими промысловиками.

 Поскольку дорога в профессиональный промысел для аборигенов практически закрыта, они вынуждены устраиваться на работу в других сферах хозяйства. Работают в Рощинском леспромхозе, в геологической экспедиции, в других организациях и учреждениях. Но в силу своего менталитета далеко не все удэгейцы надолго задерживаются на такой работе. Среди удэгейцев возникла массовая безработица. В с. Дальний Кут, например, из 25 трудоспособных удэгейцев не имели работы в 1993 г. 15 человек или 60%.

В этих условиях любительский промысел является для многих аборигенных семей практически единственным относительно стабильным источником жизнеобеспечения. За охотниками - любителями из числа аборигенов закреплены охотугодья площадью 26 тыс. га. Располагаются они в бассейне р. Перевальной (от моста до устья), на правом берегу Б. Уссурки от ключа Пологова до ключа Косогорка, в верховьях ключа Левая Беглянка (до ключа Каменистого), а также по ключам Лебедочному и Лавлягина. На этой площади охотится 17 промысловиков. Получается, что на каждого приходится в среднем 15 кв.км промысловой территории, а на такой площади много зверя не добудешь. Она должна быть по крайней мере в 6 - 7 раз больше. Да и отданы аборигенам далеко не лучшие по продуктивности участки. На их исконных территориях в бассейне Арму промышляют охотники коопзверпромхоза. Среди них нет ни одного удэгейца. Разрушение традиционного хозяйственного комплекса определяет в конечном счете и все другие проблемы аборигенов Красноармейского района. Разумеется, кризис традиционного хозяйства не ведет сегодня к голодной смерти, однако его разрушительное воздействие на малочисленные этносы ничуть не меньше: без привычной работы остаются сотни людей, снижается жизненный уровень населения, острым дефицитом становятся столь необходимые для здоровья коренных жителей продукты питания, разрушается весь культурный комплекс, вырастающий своими корнями из традиционного хозяйства.

В 2000-х годах миграция населения и, в том числе, удэгейцев продолжилась. Пополнилось число умирающих и уже, практически, переставших существовать к началу 21 века таежных сел, жизнь в которых целиком была подчинена деятельности леспромхозов. К концу 2005 года в  районе по данным администрации проживало 117 человек представителей малочисленных коренных народов. Из них в Рощинском поселении – 58 удэгейцев, 9 - нанайцев, с. Дальний Кут – 18 удэгейцев, с. Мельничное – 16 удэгейцев, с. Новопокровка – 13 удэгейцев, с. Вострецово – 3 удэгейца. В 2007 году в с. Дальний Кут осталось 12 удэгейцев, из них только 4 человека трудоспособного возраста. Таежные промыслы, дававшие работу части местного населения, в том числе и удэгейцам, сворачивались. Охота, рыбалка, собирательство и переработка добытой в тайге продукции стали теперь уделом одиночек. Началось варварское, бесконтрольное истребление тайги и жизни в ней. Психология людей в таких условиях неизбежно менялась. Возможность легкого ЗАРАБОТКА при отсутствии возможности трудоустройства толкали многих жителей района на путь браконьерства. И удэгейцы не стали здесь исключением: уникальные знания тайги использовали в своих интересах браконьерские бригады лесных воров, возникшие еще в 90-е годы.

В 2000 году  была образована родовая кочевая община «Удэге», включившая в свой состав более 140 человек (в списках не только удэгейцы, но и представители других национальностей и жители других районов Приморского края). При создании общины преследовалась цель возрождения и объединения народности удэгейцев в Красноармейском районе путем создания совместного охотничьего хозяйства в р-не сел Дальний Кут, Дерсу и Островное, в котором осталось меньше десятка жителей. Однако уже на следующий год возник конфликт между удэгейцами района: предоставляемые общине «Удэге» бесплатные круглогодичные лицензии на охоту и квоты на ловлю красной рыбы рядовым удэгейцам не доставались, а стали предметом торговли. Возникший конфликт привел к созданию в 2001 году общины «Буа Хони». В составе «Буа Хони», объединившей несколько удэгейских семей, 92 человека и из них большая часть удэгейцы, проживающие в районе.

 То, о чем предупреждали ученые в начале 90-х годов случилось: в районе не осталось ни одного носителя удэгейского языка. Ушло поколение удэгейцев, жизнь которых действительно была связана с тайгой и рекой Иман, знавших язык и обычаи этого гордого, самобытного народа – потомков легендарных джурдженей. В конце 90-х ушла из жизни Надежда Сигдэ, последняя из удэге, говорящая на удэгейском языке, человек, много переживший на своем веку, знавшая не только удэгейский язык, но и множество песен, легенд, обрядов иманской группы удэгейцев.

                               (По материалам «Эколого-эконмического обоснования на создание национального парка «Удэгейская легенда» (Средне-Уссурский)», 1996г; к.и.н., профессор Тураев В.А.)

Обработала и подготовила Н.Д. Крониковская – научный сотрудник

 национального парка «Удэгейская легенда»

  • 22.09.2017
    Туристам

    Информация для посетителей парка

  • 15.09.2017
    17 сентября - День работников леса

     Когда ты входишь в лес душистый и прохладный, Средь пятен солнечных и строгой тишины Встречает грудь твоя, так радостно и жадно, Дыханье влажных трав и аромат сосны...

  • 24.08.2017
    Введен режим ЧС

    Уважаемые туристы!  В связи с установившейся жаркой погодой и повышением класса пожароопасности с 28 августа введен режим ЧС и частичного запрета посещения  территории НП «Удэгейская легенда». Закрыт проезд по дороге от урочища &laqu