Кабан уссурийский

 На огромной территории Евразии обитает около двадцати пяти подвидов диких кабанов. В нашей стране - пять подвидов, отличающихся друг от друга мало: оттенками окраски, размерами, строением черепа. Уссурийский кабан живет в знаменитой уссурийской тайге и по размерам нет ему равных во всем семействе

Своеобразен внешний вид дикого кабана. Он коренаст и массивен, особенно спереди. Голова огромная, прямоносая, клиновидная, шеи не видно: она настолько мощная, что сливается с головой, грудью и холкой. Грудь прямо-таки богатырская, а живот подтянут, как у хорошего спортсмена.

Посмотришь на кабана, и кажется, что он выглядит вроде бы горбатым, а все потому, что высота его тела сзади значительно меньше, чем спереди, а гребень щетины, тянущейся по всей спине, на холке выше, чем над крестцом. Ну а самки легче и стройнее самцов и не столь горбаты.

У самцов старше трех лет изо рта торчат две пары клыков - сверху и снизу. Чем старше зверь, тем больше клыки. Особенно внушительны нижние клыки: большие, крепкие, острые. Их кабан постоянно оттачивает, как на оселке, о верхние. У старых вепрей они торчат грозными 10 - 12-сантиметровыми кинжалами. Ими секачи обороняются от противников, нанося страшные раны, ими же разрывают толстые корни, поддевают многопудовые камни, вспарывают мерзлую землю. У самок клыки гораздо скромнее.

Чем-то кабан напоминает танк. Может быть, своей способностью утюжить самые густые заросли, непролазную чащу, не сбавляя скорости. К этому вполне приспособлены его клинообразная голова и могучее, очень плотное, крепко сбитое тело, покрытое толстой кожей и прочной щетиной, словно панцирем.

Кабан невероятно силен. Многопудовые камни вепри выворачивают и вышвыривают с необыкновенной легкостью, а корни деревьев, толстые, как корабельные канаты, рвут без видимых усилий.

Очень крупный секач весит до 300 килограммов. Такой зверь имеет в длину больше двух метров, а высота в холке около 120 сантиметров. Разумеется, далеко не все кабаны столь велики. Тяжелее двух центнеров теперь даже в Уссурийской тайге бывает примерно один-два зверя из сотни. Но и сейчас средний вес взрослого самца составляет 120 - 140, а самки - 90-110 килограммов.

Взрослые дикие кабаны зимой покрыты блестящим черно-бурым грубым волосом щетиной до 10 - 15 сантиметров в длину и очень густым пухом. С такой теплой шубой никакие морозы не страшны! К концу весны зимний волосяной покров сильно изнашивается, а летом начинает отрастать вновь, и к середине октября кабан уже в новой шубе.

Поросята летом продольно-полосатые, к осени они обрастут черно-бурыми волосами и по окраске становятся почти такими же, как взрослые, только чуть светлее.

У каждого зверя есть нечто, свойственное лишь ему. Кабан, например, неисправимый грязнуля. Летом ему жарко, и он постоянно принимает грязевые ванны. Очевидно, секачам жарко и в ноябре, когда уже кругом снег, иначе зачем бы они лезли в наледи и ложились в холодную волу. Мало того, они еще постоянно чешутся о смолистые деревья.

Уссурийский кабан предпочитает кедрово-широколиственные и дубовые леса. В годы, урожайные на кедровые орехи, кабаны держатся в лесах с кедром. Если большой урожай желудей - в лесах с дубом. Когда хорошо плодоносят кедр и дуб, кабанов становится много. Встречаются табуны по 50 - 60 голов.

В годы бескормицы, когда нет ни орехов, ни желудей, кабаны широко разбредаются в поисках пищи. С наступлением заморозков и выпадением снега они держатся на небольших участках и будто решают сложную и мучительную проблему, как выжить, перезимовать. В такие годы много зверей гибнет от хищников, от охотников, от большого снега, голода и холода. До весны доживает лишь малая часть поголовья, а общая численность кабанов иногда сокращается в 6 - 8 раз.

Но кабан очень жизнестоек. Благодаря высокой плодовитости его поголовье восстанавливается через 2-3 года. А иногда в опустевшие районы приходят кабаны из других мест и заполняют угодья, где их до этого не встречали. Жизнестойкость кабана просто поразительна. Он массами гибнет от голода и болезней, его нещадно давят тигр и бурый медведь, преследуют охотники, а он все не исчезает.

Кабан ест все. Даже ядовитые растения. При случае он не прочь поймать и съесть лягушку, мышь, полевку. Разрывая кладовые бурундука, кабан вместе с его обильными добротными запасами нередко съедает и самого хозяина. Встретил кладки яиц, птенцов, падаль, отнерестившихся и погибших лососей - и это охотно подберет, даже если и не голоден. Секачи, случает я, убивают, если натолкнутся, затаившихся новорожденных телят косули, пятнистого оленя, изюбра. Голодные кабаны не только едят павших сородичей, но могут нападать на очень ослабленных животных. 

Весной и летом кабаны, спасаясь от жары, питаются с вечера до утра, зимой же, в холода, кормятся часов с 10, когда солнце начинает немного пригревать. К вечеру они занимают свои места в теплых гайнах и спят всю ночь спят, тесно прижавшись друг к другу, "валетом". Если один, например, смотрит на север, то другой - на юг. Благодаря этому кабаны чутко прослушивают окружающую местность со всех сторон, и недругу к ним не так-то просто подойти.                                                                                                                                                                                         В разные сезоны года и корм у кабанов разный. Весной, как только сойдет снег и зазеленеют лужайки, звери ищут перезимовавшие желуди и орехи и жадно набрасываются на нежные и питательные всходы трав, побеги кустарников и лесного подроста, листья. Попозже, когда земля хорошо оттает, роют землю: сочные луковицы, куколки насекомых и дождевые черви - их излюбленный корм. Листья, ягоды и грибы дополняют летний рацион этого зверя. В теплое время года кабаны всегда сыты, потому что найти нужные им 4 6 килограммов корма ничего не стоит.   Уссурийский кабан живет в особых условиях. Весной и летом ему всегда есть чем питаться. Когда много кедровых орехов желудей осенью - звери на них сильно жиреют. Да и всю зиму достают их из-под снега. Но если нет ни желудей, ни орехов, а такое бывает в среднем раз в три-четыре года, кабанам приходится плохо. Уж очень холодны, снежны и ветрены зимы в Приморском крае, а земля промерзает до полутора метров. Почти единственным кормом в это тяжелое время служит вечнозеленое травянистое растение зимующий хвощ. В нем довольно много углеводов и даже жиры есть, но трава есть трава, да и ее немного. 

На хвоще кабаны быстро худеют. Взрослые животные, не все конечно, кое-как до весны дотягивают, а вот поросята гибнут от истощения. Замерзают целыми выводками. Особенно тяжело переносят кабаны малоснежные зимы. Очень страдают они и от весеннего наста.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                              Во второй половине ноября и в декабре у кабанов начинается гон. Секачи ожесточенно дерутся, пытаясь поддеть друг друга клыками или свалить с ног ударом рыла. Очень громко визжат, хрюкают и вроде бы даже рычат. Огромные туши то мечутся, то замирают, выжидая удобный момент для нового броска.

Под кожей на груди и лопатках у секачей ко времени гона нарастает "капкан", служащий им броней от ударов соперников. Калкан очень прочен, у старых кабанов он достигает толщины 3-4 сантиметров. Удары клыков соперников обычно приходятся в "капкан", поэтому для жизни они не опасны.

Характерно, что в гон очень редко приходится находить запоротых в драках кабанов. Это свидетельствует о том, что вовсе не насмерть дерутся самцы, а чтобы выяснить, кто же сильнее.

Весной, обычно в апреле, появляются поросята в заранее приготовленном гайне. Это довольно капитальное сооружение обычно устраивается под густыми кронами хвойных деревьев или выворотнями. При взгляде со стороны оно представляется большим ворохом ветвей, хвойных лап, кустарников, старой травы. При более близком ознакомлении в гайне можно увидеть вырытое в земле гнездо, устланное травяной ветошью, сухой хвоей и листьями, а над ним плотную крышу из кустарника и молодых деревьев, В гнезде тепло и сухо. Поросят бывает от 2 до 10, чаще всего 6 - 7. Первую неделю они тихо лежат, тесно прижавшись. Их мать кормится поблизости, каждые 3 - 4 часа навещая малышей. На восьмой день свинья выводит свое полосатое потомство на первую прогулку. И отчаянно его защищает, яростно набрасываясь на крупных и опасных хищников. Даже на человека. Через 2 - 3 недели поросята становятся очень шустрыми. Они уже сами могут искать себе корм, рыть землю, а при опасности мгновенно рассыпаются в стороны и затаиваются под валежинами, деревьями, в хворосте. В двух-трехмесячном возрасте поросята перестают сосать мать и полностью переходят на взрослое питание. Если орехов и желудей много, поросята к началу зимы становятся крупными и жирными, весят 40 - 50 килограммов. В бескормицу они вдвое легче, жира не имеют совершенно и зиму часто не переживают. До года у уссурийского кабана доживает в среднем 40 процентов поросят, а у европейского - в полтора, а иногда в два раза больше. Почему? Около одной трети поголовья кабана в уссурийских лесах уничтожается хищниками. Основное количество жертв приходится поросят и подсвинков: их и больше, да и охота на крупных секачей, которых даже тигры остерегаются, опасна.

Кабан - животное стадное. Летом чушки с поросятами держатся выводками, а холостые самки и самцы живут в табунах по 4 - 8, иногда больше голов. К осени выводки присоединяются к табунам. Чем ближе к зиме, тем табуны многочисленнее. Только секачи предпочитают одиночную жизнь, однако держатся неподалеку от табунов. Лишь в период гона присоединяются к сородичам, бесцеремонно изгоняя более молодых самцов.

Кабан - неотъемлемое звено в сложной системе лесных биоценозов. Исчезни, например, кабаны в уссурийской тайге, и не станет тигров, зато расплодятся волки и начнут без всякой меры уничтожать изюбров, лосей, косуль. И придут в опасное движение непостижимо тонко сбалансированные сообщества живой природы.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                    Источник С. Кучеренко, Юный натуралист 1979 - 4